Телефон
Адрес Россия, Калининград
Skype logashenkoja
Центр развития Пара-План Логашенко Юлия Александровна
психолог, гештальт-терапевт, кандидат психологических наук
Назад к списку

ЛЮБОВЬ БЕЗ УСЛОВИЙ

    Безусловная любовь — та почва, на которой вырастают самые прекрасные цветы.


Давным-давно (может быть, в прошлую пятницу), когда - вашему прелестному созданию было годика полтора-два, - он/она научился говорить. И из всех слов русского языка ваше сокровище выбрало чудесную парочку - «дай!» и «неть!» - и тиранило вас ими с утра до ночи (и даже намного дольше). «Пора домой; не рисуй на обоях; иди кушать; дай я тебя умою…» - а в ответ сплошные протесты и требования. Ваше чудо протестовало, бунтовало, хулиганило. Оно пыталось вас не признавать. Даже бороться с вами. Вероятно, иногда вас возмущало и доставало такое поведение, но чаще — забавляло и смешило. Вы легко прощали малышу все фокусы и безобразия, и свои недочитанные книги, и заброшенных из-за него друзей. Вы понимали: он совсем-совсем маленький и вы для него - самый главный в мире человек.

   Вы любили его просто так, вот такого, какой он есть: нетерпеливого, капризного, чумазого и своенравного. Любили - и поэтому легко и радостно смирялись и принимали его всего — от макушки до пяток. Недостатков вы не считали (а впрочем, их и не было). А если и сравнивали малыша с другими детьми, так только затем, чтоб лишний раз убедиться: он — самый лучший и другого мне не надо.


   Конечно, иногда вы выходили из себя, иногда даже при­ходилось принимать крайние меры, и это не всегда было при­ятно. Но на ваше настоящее отношение к ребёнку, на любовь к нему такая повседневная суета не влияла.

   Вы прекрасно понимали, что малыш растёт и учится быть самостоятельным. Просто делает он это вот таким своеобраз­ным способом. Потому что иначе ещё не умеет. И вы учили его, поддерживали и помогали. И учились сами — понимать своего ребёнка и находить с ним общий язык.

   И это был удивительный и самый правдивый в мире язык — язык безусловной любви.

   Он понятен без перевода, потому что идёт от сердца к сердцу.

   Безусловная любовь — это любовь просто так, задаром. Это «я люблю тебя, потому что ты есть». Это не просто любовь к определённому объекту, а та, настоящая, из которой мы сотканы и которая — единственная в мире — дает ощущение первозданного счастья. В ней нет манипуляций — «я буду любить тебя, только если ты...». Она бескорыстна, потому что родители не ставят себе условий: за что любить, а за что нет. Они не оценивают: «Сегодня ты был хороший, дай за это я тебя поцелую». Или: «Ты мне совсем не нравишься, такой вредный». Или: «Что? Ты опять не выучил уроков? Уйди от меня, я тебя не люблю». Такие фразы (даже если мы гово­рим их в шутку) и такое наше отношение рождает в ребёнке мучительные сомнения: «Меня любят? не любят? я хороший? я плохой?» Человечку очень важно знать правду — и он ищет ответ. Дети всегда спрашивают родителей, как сильно те их любят. Но спрашивают — не только словами, а действиями, поступками. Натворят что-то — и смотрят: а как папы-мамы на это отреагируют? и где она там, их любовь? а правда ни любят? и как?

   Вы замечали, как иногда хочется подойти, погладить, уте­шить нашкодившее дитя, но вы изо всех сил сдерживаетесь. А почему? И правильно ли? А вдруг сейчас, в эту минуту, рушится самое главное — ваше взаимопонимание, и вы теряете душевный контакт со своим ребёнком? Потому что именно в эту секунду он усомнился в вашей любви, а значит — ив своем праве любить и быть любимым. И как понять, насколько действенно наказание, и вдруг оно приведёт к обратному — к полному отчуждению друг от друга?

   Это очень тонкая грань: наказывать, выказывать неудо­вольствие, сомнение — и при этом не смять, не сломать веру малыша в то, что он достоин любви и что вы всегда будете его любить.

   Почему для ребёнка так важно почувствовать (прочувство­ван.) эту истинную любовь?

   Потому что от этого зависит тот образ собственного «Я», который создаст малыш, его мнение о себе самом, его само­оценка.

   Потому что только она, любовь без условий, даёт родному человечку уверенность в надёжности мира, мира, в который он пришёл. Человек, недополучивший в детстве этой ирра-циональной, безусловной любви, не научится по-настоящему любить себя и любить других, не научится по-настоящему доверять ни окружающим его людям, ни самому себе.

   Поначалу ребёнок учится принимать нашу любовь, потом начинает учиться отдавать, дарить её сам, щедро и радостно. И такой «круговорот» любви делает человека счастливым.Совсем маленьких детей взрослые окутывают именно такой, настоящей, безусловной любовью, но вот ребёнок подрастает— и что-то в родителях меняется. Что?

   Сначала мы ставим рамки, выдвигаем условия: «Буду тебя любить, если ты...», причём ставим их как бы понарошку (мы-то знаем, что будем любить всегда!), ставим затем, чтоб ребёнок слушался, чтоб привыкал к порядку, чтоб... да мало ли причин и поводов? Потом родители втягиваются в эту игру, на самом деле абсолютно ненормальную, и в конце концов так привы­кают, что и вправду начинают любить не «просто так», а «за то, что ты...». (За то, что ты умница, за то, что послушный, за то, что учишься на «пять», и т. п.)

   Вот и получается, что родители выдают любовь, как товар в магазине. Им кажется, что так от ребёнка легче добиться желаемого. И тогда происходит печаль­ная метаморфоза: любовь на определённых условиях становится привычкой, точкой отсчёта, основой отношений. Потихоньку, шаг за шагом она вытесняет любовь безусловную.Разница поначалу не очень заметна: и так любовь, и этак любовь. Но это для взрослого она не очень незаметна, зато дети прекрасно улавливают оттенки. И начинают сомневаться — сначала в нас, потом — в себе, потом — в надёжности всего мира.Как это происходит?

   Внешне это выглядит весьма благородно и называется «при­вить навыки культурного поведения», «приучить к порядку», «уберечь ребёнка от опасности» и т. д. и т. п. Казалось бы, а как иначе? Ну правда: вцепился малыш в свою игрушку и не даёт никому (ах ты жадина! — скажет бабушка), тянется к собачонке (не трогай, укусит! — предупредит бдительная мама), нельзя говорить «противная» незнакомой тёте (так не принято, ну и что, что пристаёт?!), не лезь в эту лужу (а то простудишься и заболеешь, или испачкаешься, как сви... ой, извините!).И кричат заботливые родители и другие взрослые энергичной детворе с утра до вечера: «Не ходи, не ной, не делай не смей, нельзя! Обидят! Свалишься! Накажу! Упадёшь! Разобьёшься!»

   И всё бы ничего, если бы не одна досадная «мелочь» - дети по-особенному воспринимают наши замечания.

   Дело в том, что маленький человек не способен критически мыслить и анали­зировать наши слова. Доверие малыша к родному взрослому абсолютно. Он верит: всё, что мы говорим, - истинная правда.И что же делают наши острастки и сердитые НЕ?

   Медленно, но верно мы внушаем ребёнку мысль, что мир вокруг него опасен и недобр и что надо вести себя тихо-тихо, надо быть осторожным, ведь за каждым углом ждет большая бяка, но главное - главное! - надо слушаться.

   «А если не будешь слу­шаться, то любить тебя я не буду», — запросто говорит малышу его родная мама. А малыш пугается и — верит. Фактически ребенку говорят: тебя любят, только если ты выполняешь такие-то условия, а просто так любить не будут — не за что. Условия могут быть разные, а результат один.С нашей подачи маленький человечек делает жестокое открытие: любовь не получают просто так, её надо заслужить. Но ему - то любовь нужна как воздух — для дыхания. И он хочет, хочет её заслужить. Но выполнить всё, чего мы от него требуем, ребёнок просто не в силах, как бы ни старался. И когда он это понимает — в его душе зарождается страх. Наружу он выльется капризами, злостью, упрямством, трусостью, нерв­ными срывами и ночными кошмарами...

  Почти все наши взрослые боли и недостатки порождает тот самый детский испуг: «Меня не любят!» или «Я недостоин любви!»И все проблемы воспитания и взаимоотношений начинаются в тот самый миг, когда мы теряем ощущение безусловной любви.


Отрывок из книги Некрасовой З., Некрасовой Н. «Перестаньте детей воспитывать – помогите им расти», 2007 г.